Cпецпроекти

Как занятие боевым искусством вин чун спасло меня от депрессии


Время от времени я оказываюсь в центре самых разных, ничем между собой не связанных и необъяснимых событий, например на семинаре по лошадиной стоматологии, на новогоднем корпоративе военно-промышленного космического комплекса или на БДСМ-вечеринке. На этот раз меня (и даже некоторую часть нашей редакции) занесло попутным ветром в секцию боевого искусства, которое прославил сам Брюс Ли. В дальнейшем повествовании речь пойдет о том, для чего это вообще может быть нужно, чем полезно и откуда появилось.

«К черту обстоятельства. Я создаю возможности» (Брюс Ли)

Природа человеческой депрессии мрачна и разрушительна, если только носитель этого вязкого недуга не обладает каким-нибудь незаурядным даром, который позволил бы сносно проживать закат своей души, публикуя собственные переживания в виде познавательных эссе, как это делал великий Фернандо Пессоа, или, к примеру, создавая пронзительные полотна в стиле экспрессионизма. Однако порой и на это нет никаких сил, и тогда в тихо угасающем сознании остаются тлеть разве что слабые угольки надежды на какое-нибудь чудо или что-то вроде того. А чудеса способны творить лишь мы сами. 

В конце прошлой зимы ко мне пришло смутное и болезненное понимание того, что моей собственной депрессии слишком много лет, а я ничего с ней не делаю, кроме бездарных попыток спрятать под слоем неуемного куража. А депривация (подавление эмоций), как известно,  есть кратчайший путь к бешенству, сумасбродству и различным шизосимптомам. 

Понемногу мне начало становиться не по себе, а потом я совсем впала в ужас. Я вспомнила о том, что в детстве мне страшно хотелось быть похожей на удивительно спокойных, наполненных какой-то неземной гармонией древних китайских и японских воинов или на героев популярных в те годы азиатских боевиков. Тогда мои порывы заняться боевыми искусствами нивелировались множеством факторов и обстоятельств  – от мнения родственников, полагавших, что девочке не подобает махать кулаками, до банальной неосведомленности в возможности сделать правильный выбор. И тут в сердце что-то защемило: я отчетливо вспомнила, какое умиротворение давали мне мечты и фантазии о будущем, в котором я почти такой же воин, как Брюс Ли в «Пути Дракона» или Джеки Чан в «Доспехах бога». Владение некими специфическими знаниями и тактиками я отождествляла с дисциплиной духа и развитием умственного покоя – своего рода особого равновесия, которое позволило бы мне управлять своей психикой на разные лады. Словом, все это меня завораживало и воодушевляло.

С этими мыслями и в каком-то смутном очаровании я решила узнать, каковы шансы у девушки заняться боевыми искусствами в Киеве, чтобы вместе с телом укрепить дух и преобразовать экзистенциальное в продуктивное. Мне попалась школа с красивым названием «Дом Вечной Весны», которое вызвало ассоциации с боевыми кланами Китая и Японии, существовавших там с древнейших времен. В школе преподавали технику кунг-фу ушу под названием «вин чун». Чуть позже я нашла множество интервью с Робертом Дауни-младшим, который с упоением рассказывал о том, как вин чун помог ему избавиться от того же недуга, что и у меня, а еще и от наркомании в придачу. Но больше всего прельщало то, что этим видом боевых искусств в совершенстве владели Брюс Ли и Джеки Чан. В один миг у меня в уме все сошлось, и я решила, что дам этой реальности еще один шанс.

«Человек способен на большее. Проблема в том, что люди живут, пользуясь лишь крошечным процентом того, на что они способны» (Брюс Ли)

«Вин чун – это и боевая система в условиях улицы, и спортивное единоборство, и традиционная система развития личности» (Сергей Шевченко)

История стиля вин чун

Красивая древняя легенда гласит: однажды монахиня по имени Нг Муи из монастыря Южный Шаолинь, что в одной из провинций Китая, наблюдала уникальное зрелище – бой журавля и лисицы, и увиденное вдохновило  ее на создание полноценной техники боя, которую мог бы использовать человек. И пока Нг Муи думала, как бы претворить в жизнь задуманное, на пути ей встретилась молодая прекрасная девушка, которая нуждалась в защите. Ее-то Муи и научила атаковать противника, уходить от ударов и всячески изворачиваться, не давая сбить себя с ног и сокрушая обидчика. 

Девушку звали Вин Чун (в переводе с китайского – «вечная весна»), и она, окрыленная новыми знаниями, быстро разнесла их по провинции, первым делом обучив искусству своего мужа. По другой версии, стиль вин чун придумали монахи Южного Шаолиня в провинции Фуцзянь, когда тренировались в зале Восхваления Весны, однако первая легенда звучит более поэтично.

Первые же исторические упоминания о вин чун кунг-фу появились в конце XVIII – начале XIX веков. Согласно этим свидетельствам во всем виновата труппа странствующих актеров кантонской оперы «Красная джонка», которая не только веселила народ представлениями, но и вполне масштабно поддерживала революционную борьбу с императорской династией Цин. Вин чун этих парней был самой настоящей техникой убийства. Революционеры подверглись гонениям, однако к тому моменту парни уже успели вселить свои идеи в умы населения и обучить желающих боевой технике. Кое-кто из бывших актеров труппы вообще перебрался в богатый торговый город Фошань, с комфортом в нем поселился и стал жить припеваючи. 

В большинстве городов приемы вин чун использовали отряды самообороны, полиция, охрана крупных торговых домов, а вот в Фошане к изящному и чрезвычайно эффективному боевому искусству пристрастилась элита – «стиль журавля и лисицы» нередко считался привилегией лишь интеллектуально развитых людей, а обучение стоило немалых денег.

В начале ХХ века проявил себя выходец из богатой торгово-аристократической семьи, парень по имени Ип Ман. Достигнув высокого уровня мастерства боя, к зрелому возрасту он стал капитаном полиции в родном Фошане и военным инструктором в армии националистов. С приходом к власти коммунистов Ип Ману пришлось перебраться в автономный Гонконг, там он и основал свою школу, где преподавал вплоть до конца 1970-х годов. Ип Ман считается великим новатором, который реформировал стиль вин чун, адаптировав его к городским условиям, сделал технику еще более экономичной и эффективной. Как это часто бывает, молодого бойца поначалу критиковали  и порицали, однако со временем школа Ип Мана прославилась на весь мир своими учениками. Одним из таких был Брюс Ли. Обретя мастерство на основе техники вин чун, он разработал свой вид боевого искусства – джит кюн-до, тактику опережающего кулака, которая является одной из разновидностей вин чун. О популярности личности и талантов Брюса Ли говорить не стоит, это в наших сердцах с самого детства, а вот о том, что обучил его всему мастер Ип Ман, стоило бы упомянуть. Известно, что на сегодняшний день вин чун занимаются около трех миллионов человек на планете.

«Боевые искусстваэто комплексная система самопознания и саморазвития. Бой – это противостояние характеров, внутренних стержней и умения владеть собой» (Сергей Шевченко)

Мое первое занятие в школе нельзя назвать самым простым, что я делала в этой жизни. Первые 30 минут урока посвящены выматывающей разминке, в ходе которой прорабатываются, наверное, все мышцы в теле сразу. В принципе, если вы не умрете по окончании разминки, то можно считать, что по жизни вы победитель и можно выпить за это. Однако последующие полтора часа – это погружение в удивительный новый мир, в котором происходят поразительные открытия. Наши ум и тело действуют совершенно по разным программам, и привычная координация  движений – одна сплошная иллюзия. Проще говоря, своим телом мы не владеем вообще, даже если кажется, что владеем. В нашем уме царит невообразимый хаос, даже если нам кажется, что в целом там все под контролем. И самое главное открытие – удивительное ощущение перехода от паники, которую вызывает осознание своей бестолковости, к пониманию своей природы и умению чувствовать себя, свое тело и пространство вокруг него.

Получается такой фокус: пока вы разбираетесь со своими новыми ощущениями, учитесь владеть собой и телом, происходит следующее. С помощью какой-то магии (по крайней мере зачастую это смахивает на магию) преподаватель и инструкторы школы открывают в вас потенциал самого настоящего воина. Звучит поначалу по-сектантски пафосно, но дело в том, что иначе это не назовешь. Все мы ведем войны с собой, с миром, с другими людьми. Здесь же у нас появляется возможность стать воинами в лучшем значении этого слова. Совсем скоро благодаря регулярным тренировкам приходят дисциплина, способность производить четкий самоанализ, усмирение множества незрелых и глубинных вещей, с которыми психоаналитики порой бьются годами, с такими как, например, приступы неконтролируемой агрессии, лень, апатия или даже жадность. А еще можно заметить, как на тонких черных ножках из людей уходят страхи. 

За относительно непродолжительный период из конченого психа вполне реально стать человеком. Однако на психопрактиках и гармонизации внутреннего «я» все не заканчивается.

В некоторых кругах принято снисходительным тоном, как бы отмахиваясь, говорить, что вин чун – это некая красивая гимнастика с элементами боевых техник, которая оказывается не слишком эффективна в уличном бою и различных жизненных ситуациях. И в этом утверждении кроется ошибка. Вин чун по сути своей живое искусство боя, которое каждый подстраивает под свои потребности. Со времен разные мастера совершенствовали или адаптировали боевой стиль Ип Мана под те или иные формы, стилистику или веяния. Само собой, в некоторых центрах можно встретить так называемый классический вин чун, который действительно выглядит довольно щадящим, хотя я не раз задавалась вопросом, какой же классический вин чун там преподают, если в XIX веке им людей убивали. Здесь играет важную роль авторский взгляд. В моей школе преподаватель оказался человеком, обладающим прозорливым умом и достаточным жизненным опытом, чего в свое время хватило, чтобы объединить красоту и элитарность вин чун с тактикой настоящего уличного боя. Наш учитель – стритфайтер, чемпион Украины по рукопашному бою саньда – учит и нас быть не просто компанией странных девушек и парней, эффектно размахивающих руками, а теми, кто сумеет постоять за себя и вполне серьезно раздать тумаков всяким задирам, обидчикам слабых и тем, кто не прав.

Поначалу я опасалась наткнуться на авторитарного фрика, какими часто бывают мастера восточных единоборств и всяких околоэзотерических учений. Но оказалось, что все не так страшно. Основатель школы Сергей Шевченко – человек чуткий, с живым умом и педагогическим талантом. Как наставник, он не стремится подчинить свой образ и философию школы каким-то таинственным концепциям Шаолиня и прочему трюкачеству, как любят делать некоторые в таких случаях. Он  совершенно нормальный человек, чью харизму составляют красочные противоречия и вместе с тем достойная внимания житейская мудрость. 

Биография нашего учителя насчитывает сотни поразительных историй с боями, поножовщиной, стрельбой, погонями и другой тарантиновщиной. Историк и культуролог по образованию Шевченко имеет за плечами 8 лет преподавательской деятельности в университете и средней школе, где все происходило как в фильме «Общество мертвых поэтов», только без самоубийств. Потом Сергей преподавал вин чун взрослым и детям, ездил с программами по городам Европы и попутно успешно попадал в истории, от которых кровь стынет и возникает вопрос «Как он выжил?». Мне известна  история о том, как, проработав в крупном частном охранном бизнесе (совсем как в Китае XIX века), наш учитель бросил все, уехал в Сибирь, купил лошадь и пересек границу с Китаем. По одной из легенд, лошадь ему пришлось съесть холодной сибирской ночью, но вроде бы это не достоверная история.

Полгода я наблюдаю, как люди, стремящиеся к самопознанию через дисциплину, развитие духа и силы воли, а еще через развитие достойных боевых навыков, приходят в «Дом Вечной Весны». И что приятно впечатлило лично меня, каждый ученик в секции обладает незаурядной харизмой. В школу в основном ходят интеллектуалы, люди с тонким музыкальным вкусом, доктора и кандидаты наук, мастера спорта в других видах боевых искусств, знатоки йоги и мистики. И вся эта невероятно разная компания составляет единое целое под началом учителя, инструкторов и сихингов (одна из высших ученических степеней). Школа проводит занятия в боевых лагерях, в которых прорабатывается хардкорная программа тренировок, медитаций, практик цигун и другого. Еще, кстати, в лагерях стреляют из боевого оружия и метают ножи, и это меня тоже приводит в восторг, потому что я люблю милитаризированный быт.

У меня наконец-то заслуженная первая ученическая ступень, я умею элегантно валить противника на землю, делать эффектные передвижения и уходы с линии атаки, сильно и больно бить и еще много всякого интересного. Полагаю, я продолжу обучение в «Доме Вечной Весны». Те же, кто никогда в жизни ничего подобного не пробовал или, наоборот, желает обновить, улучшить и дополнить свой боевой опыт, могут последовать моему примеру и прийти на пробные занятия.

А если откровенно говорить о внутренних трансформациях, которые обязательно происходят по мере обучения, то главный вывод звучит так: всякую дурь как рукой снимает. Нет, вы не станете другими, ваш душевный склад не поменяется, но вы научитесь понимать себя, быть честными с собой и гораздо легче относиться к вещам, которые раньше могли бы означать для вас трагедию. В какой-то момент наступает болезненное обострение, своего рода высвобождение от всего того, что не давало вам быть лучше, но совсем скоро начинает формироваться некий «экзоскелет», поддерживающий ваш дух. Если вам не хватало жесткости – вы ее в себе отыщете, если спокойствия – вы его обретете. 

#bit.ua
Читайте нас у
Telegram
Ми в Телеграмі
підписуйтесь
 

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: