Cпецпроекти

Планы на «после карьеры» и что делать, когда нет вдохновения. Интервью с танцовщиком Денисом Матвиенко


Танец, балет – это одно из самых утонченных проявлений искусства. С течением времени представление о нем меняются, как и меняется сам жанр. И пусть не в репертуарах главных сцен, но все чаще мы видим переосмысленные истории, современные постановки и чувство времени на сцене. Одно из таких представлений – балет The Great Gatsby – состоится в Украине 2 ноября. Современный балет, который объединяет модерновые постановки света, музыки и танца.

Редакция bit.ua пообщалась с главным героем постановки, который исполняет роль мистера Гэтсби, – Денисом Матвиенко. Известный украинский танцор, единственный в мире обладатель четырех Гран-при международных балетных конкурсов, дважды лауреат приза «Душа танца» и дважды счастливый отец.

Денис рассказал нам о везении, проживании жизни своего героя и планах на жизнь после карьеры.

Танцор – это индивидуальность, личность. Настоящий артист – это совокупность ума, физической подготовки, природы и пропорций. Когда все эти составляющие пазла сходятся, получается шедевр. Мне повезло, потому что мое тело было создано для балета.

Когда я учился в школе, мне все давалось легче, чем другим. Наверное, это генетика и талант – я артист в третьем поколении. И на самом деле у меня не было выбора. Когда меня отдали в балетную школу, я вообще не понимал, куда я иду и зачем. Просто отдали. Восемь лет я учился в хореографическом училище, четыре из них я просто болтался. Меня чуть не выгнали, потому что мне было очень скучно и ничего не нравилось. Потом мне понравилось, и я фанатично отдался этому делу.

Когда родители отдают нас в балетную школу в 10 лет, они решают нашу дальнейшую судьбу. И только один процент учащихся попадает в высшую лигу.

Это произошло в тот момент, когда педагог начал меня хвалить. Все люди разные, но со мной страх, удары и ругань не работают, мотивация от обратного не действует. Зато, когда меня хвалят, мне хочется сделать еще лучше.

Многие говорят, что мне повезло. А я считаю, что везение – это результат большого труда. По крайней мере, у меня.

Балет – это жизнь, вторая жена. Я уже 23 сезона на сцене, 23 года – это неотъемлемая часть меня.

Когда у меня не было детей, мне было легче. Всю свою страсть и любовь я мог отдать балету. С рождением детей вся любовь и все время достаются им. У нас с женой вообще нет друг для друга никакого времени, не говоря уже о личном времени. Лишь бы поспать.

Для меня смысл жизни – это мои дети. Я всегда задумываюсь о том, что когда-нибудь они вырастут и, естественно, будут интересоваться своим отцом. Главное – какую историю ты после себя оставишь.

Меня вдохновляет музыка, солнце. Когда ресурс на исходе, то нужно пару недель побыть одному. Конечно, меня очень вдохновляют мои дети. Когда я смотрю на дочь, то вижу в ней себя.

Персонаж в танце – это тоже жизнь. На сцене не нужно играть, нужно просто понять человека – своего героя. Когда выходишь на сцену, все остальное перестает существовать. У тебя нет ни семьи, ни собственной жизни.

«Когда вы поднимаете балерину, прикасаетесь к ее груди, испытываете возбуждение?» – часто спрашивают меня. Я отвечаю: «Да какое возбуждение?! Главное, чтобы она не упала, уже держишь за что угодно. Ни у кого возбуждения нет, это точно».

Выйти из своей роли тоже не просто. Когда мы готовим какой-то очень интересный сюжетный спектакль, я замечаю, что начинаю в жизни себя вести так, как этот человек. Все время об этом думаю.

История Великого Гэтсби очень банальная: мечта, неразделенная любовь, несбыточные фантазии. Мне не понравилась книга, фильм намного интереснее.

Когда изначально мы планировали создать какой-то большой проект, мы перебирали много тем. Нужно было взять одну, где главный герой – мужчина. Потом остановились на Гэтсби. Я немного другой человек и с Гэтсби концептуально не согласен. Я бы никогда в жизни не пытался удержать такую женщину, как Дейзи. Он откровенно ее любил, а она… Ей больше нравилось быть как за стеной, не обязательно даже с чувствами. Гэтсби жил прошлым, воспоминаниями о той светлой любви, которая была до войны, когда он с ней был рядом.

Я очень земной человек. Мне когда-то сказали, что я ремесленник. Я не тот человек, который что-то создает: я не пишу музыку, не сочиняю стихи. Мой талант в умении увидеть людей с потенциалом, организоваться и делать то, что от меня просят хореографы. И делать это хорошо.

Творчество – это тоже ремесло. Творчество для меня – это возможность талантливых людей создавать что-то великое вместе. The Great Gatsby – это самый сложный проект за мою карьеру. За два месяца я потерял семь килограмм. Я помню, как ненавидел этого Гэтсби, а сейчас обожаю. За свою жизнь я станцевал много спектаклей, но на данный момент Матвиенко Дениса ассоциируют именно с Гэтсби.

Мало кому известно, что за месяц до премьеры наш художник по костюмам сказал, что не может ничего придумать и поэтому ничего делать не будет. Месяц до премьеры, а нам нужно пошить кучу костюмов!

Нас тогда выручил мой друг Дима Парадизов. С нами работали три конторы: в Москве, в Питере и в Киеве. Причем даже не было эскизов, потому что не было времени рисовать эскизы. Он просто придумывал и шил. Так бывает.

Я помню, как у Константина Меладзе не было вдохновения, и он не мог ничего написать. Сидел в студии и просто месяц ничего не мог написать. Так тоже бывает.

Но в итоге получился удивительный проект, поскольку нам удалось связать воедино несвязываемые вещи. Мы пригласили композитора, который всю жизнь писал поп-музыку, хореографа из Нью-Йорка и набрали людей с улицы. У нас половина танцовщиков не имеют диплома об образовании, просто очень талантливые и способные люди. Я не могу сказать, что это чистый балет или мюзикл. Смесь всего. У меня есть мечта, что когда-нибудь этот спектакль будет идти в репертуаре какого-нибудь театра.

Сейчас мне 40 лет, и я думаю, что я еще молодой человек. Самый интересный возраст, когда уже есть опыт и еще не висит брюхо. В балете меня считают уже очень старым человеком. И в своей жизни я ничего, кроме балета, не умею.

Дальше, возможно, буду преподавать. Хотя сейчас я уже устал нести ответственность за судьбу людей, но точно знаю, что я очень хороший педагог, поскольку даю трезвую оценку всему происходящему. Когда ко мне приходит балерина с предложением что-то станцевать, то я могу честно ей сказать: ты не можешь. Она, конечно, спросит: «Почему?!» – и я честно отвечу, что есть те, кто лучше тебя. Поэтому руководитель балета в театрах, хореограф – это большая ответственность. Посмотрим!

ТАКОЖ ЧИТАЙТЕ 6 мифов о балете, которые пора забыть
1

#bit.ua
Читайте нас у
Telegram
Ми в Телеграмі
підписуйтесь
 

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: