Cпецпроекты

Предприниматель спрашивает предпринимателя: Сергей Махно, Павел Оноприйчук


0 1783 0

Почему «Театр на Подоле» — это хорошо, а «евроремонт» — плохо, почему дизайнер — это почти, как врач, и как открыть свою студию?

В новом выпуске шоу #Предприниматель_спрашивает_предпринимателя ведущая Татьяна Гринёва расспросила Сергея Махно, основателя Sergey Makhno Architects и Sergey Makhno Gallery, о том, как 15 лет воплощать свою страсть и выигрывать международные награды. А Павел Oноприйчук, основатель Orb, рассказал о том, как стартануть сейчас, чтобы удивить всех, и при чем здесь MIT.

Таня: Сережа, так как ты начал первым, расскажи нам, что 14 лет назад ты делал и как ты пришел к дизайну интерьера?

Сергей: 14 лет назад я рисовал на улице граффити. И пришел оттуда с понимаем того, что люблю искусство и хочу делать чуть больше, чем просто рисунок.

«Чуть позже «просто рисунок» превратился в дизайн, потом в архитектуру и предметный дизайн.»

Сейчас компания Makhno Desigh возглавляет три направления: предметный дизайн, дизайн интерьера и архитектура. Начинал я один, в первый год нас было уже 3, а сейчас – 52.

Павел: Я был инвестором в ресторанном бизнесе, где существует две основные составляющие: интерьер и еда.

«Интерьер – это атмосфера, за которой люди идут, то, что их привлекает. Иногда это даже важнее, чем сама кухня»

Отсюда и зародилась моя идея создать студию дизайна и архитектуры. Произошло это чуть больше года назад. На тот момент, в моем окружении был один творческий человек – графический дизайнер, с которым я встретился, чтобы обсудить как попасть в эту нишу. Поэтому начинал я, в первую очередь, по интуиции. Я не творческий человек, хотя сейчас и окунулся в этот процесс, чтобы воодушевлять и вести, как лидер. Первая попытка была неудачной, но зато появилось вдохновение. Сейчас нас где-то 15 человек. На бумаге  компания появилась 23 декабря 2016 года, а  вышла на рынок в феврале 2017. То есть нам еще и года нет.

Таня: На сколько важно «существовать на бумаге»? Нужны ли все эти юридические детали в Украине, чтобы начать деятельность? Влияет ли наличие юридического лица на привлечения клиентов?

 Павел: Для меня было важно зарегистрировать торговую марку, мое имя.

«Без договорных отношений, ты не сможешь работать с клиентом. Иначе это будет сплошной хаос: клиент будет водить тебя слева-направо.»

При четких договорах абсолютно другой формат общения. Мы всегда все по пунктам прописываем.

Сергей:

«Я думаю, что компанию хотелось создать сразу из-за понимания того, что если ты на бумаге, значит ты не какашка».

Многие хотят открывать счета, международную компанию. Люди сегодня работают как фрилансеры, зарабатывая без компаний, без команд. Он работает один на компьютере и строит свой бизнес.

«Для кого-то успешный бизнес – это зарабатывать 1000 $, для кого-то – 2 млрд $, а для кого-то и 200 тыс. $ не деньги, а потраченное зря время. На этой лестнице «от низов до высоты» каждый выбирает для себя, на какой ступени он находится и что для него бизнес.»

Таня: А какие изначально вы преследовали цели?

Сергей: Первостепенносоздавать, реализовывать то, что придумал. Это была основная задача. Неважно для какого клиента, тогда нужно было сделать портфолио. Что-то, что могло о тебе говорить как о дизайнере, а не как о школьнике, студенте.

Павел: Бизнес, но не в понимании денег. Я соединяю качество, услугу, которую мы предоставляем, и анализ. Все это я называю составляющими продукта.

Таня: Ну его этот бизнес, давайте поговорим о дизайне. Есть такое понятие у нашего постсоветского человека как «евроремонт», «евродизайн». Как отличить евроремонт от дизайна?

Сергей: Абсолютно обширное понятие – «евроремонт». Сейчас открываешь Google, спрашиваешь и каждая вторая квартира, которая сдается или которую делает дизайнер, — это евроремонт. Что такое хороший вкус, а что такое плохой? Есть в этом какая-то граница?

«Ты вот ходишь в штанах рванных, а я подкатанных; это значит, что у тебя хороший вкус, а у меня плохой?»

Когда закончилась латвийская деревянная стенка и деревянная кухня, тогда пришло какое-то понимание дизайна. А на самом деле баухаус или минимализм появился гораздо ранее. Опять-таки, для кого-то минимализм – это пустая комната и кровать.

Таня: Бывает ли такое и как часто случается, что приходит к вам клиент, хороший человек, но запрос у него безвкусный. Что вы делаете в таких случаях, пытаетесь ли вы как-то его переубедить или объяснить что-то?

Павел: У нас в принципе основная миссия компании – это осведомлять клиента. Для клиента слово «дизайн» – это то, что он видел и хотел. Но он не имеет понятия на чем это все основывается. Наша основная задача: понять психологию человека и научить его разбираться в хороших вещах.

Сергей: К нам не приходят за евроремонтом. А если и приходят, мы не делаем. Это пережиток прошлого.

«Уже как минимум нужно быть глупым, чтобы прийти к дизайнеру и рассказывать, что хочешь евроремонт»

Таня: А вот где сейчас учится человеку, который хочет заниматься дизайном?

Павел: Я знаю, что Олег Дроздов открыл Харьковскую школу архитектуры. Не знаю, правда, как они там учат или нет. Но думаю, там есть толк.

Сергей: Я думаю, что учат. Я знаю Дроздова и считаю, что этот человек не мог построить что-то плохое. Большой ему респект.

Павел: Есть еще площадка CANactions, основанная Виктором Зотовым, тоже архитектор. Она проходит два раза в год, весной и осенью. Там же еще есть школа [CANactions School for Urban Studies], где больше занимаются исследованиями.

Сергей: Я закончил КИСИ и рекомендую его как базовое образование. А дальше – практика, самая главная учеба. Всевозможные лекции, галереи, музеи по всему миру, –  там уже можно образовываться «на вкус и цвет».

Таня: Что недавно впечатлило, вдохновило, либо перевернуло ваши профессиональные убеждения?

Павел: Меня в последнее время с головой охватил digital-маркетинг. По сути, это та площадка, на которой выстраивается бизнес дизайн-интерьера и архитектуры.

Сергей: Меня впечатлил Design Week, вернулся буквально два дня назад. Я считаю, что есть вещи, которые лежат на поверхности, и мы их очень часто не видим. Материалы, которые мне близки: солома, дерево, металл, — в интерпретации датчан имели, по моему мнению,  грандиозный вид. Они из ресайклинга делали такое, о чем я даже не думал. Если говорить про книги и про вещи, которые меняют мои сознание, это Аксель Вервордт и ваби-саби – дословный перевод «скромная простата», вещь с историей, легкая патина на сосуде из керамики. Эти направления мне нравились визуально, а последние 4 года  я изучаю их глубинно.

Таня: Павел, а как у вас основной стиль? Что есть ваше ваби-саби?

Павел: Мы работаем в минимализме или в современном стиле, то есть постмодернизме.

Таня: Давайте вернемся снова к бизнесу. Вот вы помните своего первого клиента?

Сергей: Я помню. Это был отец моего друга, который пришел и заказал у меня кафе. Я взял ватман и вручную в перспективе его нарисовал: придумал стулья, диваны, светильники, роспись на стенах. Так родился мой первый проект, он есть в старых портфолио. Там точно не было ваби-саби. 

Павел: По факту это был тот клиент, который доверился и сказал: «Делай». Это была первая квартира, где мы и дизайн разрабатывали и реализовывали его. Тоже можно посмотреть у нас в портфолио.

Таня: Давайте поговорим о том, что делать во времена кризиса. Сережа, ты застал и 2008, и 2014 год. Чувствуется ли кризис, даже если ты офигенно работаешь?

Сергей: Ну ты ж понимаешь, что когда мы были на Подоле, а все люди бежали на улицу, было не до дизайна. Нас было 12-15 человек, но мы никого не уволили. Мы ушли во временный отпуск за свой счет. Но выжили.

Павел: Я вообще из Донецка и как раз перед этим переехал в Киев. Пережил как человек, который видит будущее и идет вперед, не сдается.

Таня: Что бы вы изменили во внешнем облике Киева сейчас? Как сохранить баланс со старой архитектурой. А что изменить?

Павел: Я вообще считаю, что мы живем в 21 веке и нужно строить архитектуру 21 века, а не 19 и 20 веков. А как сохраняют баланс в Англии, старую архитектуру вписывают в новую.

Сергей: Мы вот недавно как раз обсуждали, что первичное: культура или инфраструктура. И на самом-то деле, без культуры нет инфраструктуры и наоборот.

«Точно также как «Театр на Подоле» показал, что люди не готовы к этому: они далеки от архитектуры, от мысли о прекрасном. Их первичные задачи – это прокормить семью и выжить. Какая архитектура и дизайн?»

Таня: На сколько высокая конкуренция на рынке архитектуры и дизайна и есть ли еще место для начинающих? Как отличаться на рынке?

Павел: Я недавно делал анализ конкурентов, и мы нашли примерно 250 компаний и студий в Киеве, которые ведут свою деятельность в той же самой нише. У них есть заказы, они наплаву и заявляют о себе. Это рынок, который развивается и деньги в нем есть. Но у меня нет много времени на развитие и становление как, например, было у Сережи.

Таня: Давайте представим, что я пришла к вам как клиент. И вот за минуту вы меня должны меня как-то узнать. Может есть какие-то вопросы?

Павел: За минуту никак не узнать. Это многоэтапный процесс.

Сергей: А я сделаю очень просто – спрошу чего ты хочешь. И заставлю тебя за минуту показать мне 5 картинок, которые тебе нравятся. Спрошу, какая у тебя семья, во сколько ты просыпаешь. Я думаю, что за минуту на какой-то 1% от того, что мне надо, я тебя узнаю. Пойму мой ты клиент или нет.

Таня: Что вы посоветуете тем, кто хочет открыть свою студию дизайна?

Сергей: Брать и делать – это первое. Второе – определиться, что ты хочешь делать и для кого. Третье – заниматься только тем, что действительно приносит удовольствие. А потом уже деньги.

«Можно начинать с нулем денег: нужен только компьютер и мозги».

Павел: И время, чтобы достичь каких-то успехов. А так, сначала понять, как твой бренд будет выглядеть, свои ценности и миссию. Затем сегментацию, для какой аудитории ты будешь работать. После этого можно брать компьютер и начинать делать.

Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: